Словно сюжет для кино

20.07.2018, Оленька

Раньше я удивлялась, как у людей могут в жизни происходить такие истории, в которые не сразу-то и поверишь. Словно сюжет для кино. Пока нечто подобное не произошло и со мной.

Я живу с бабушкой, моя мама умерла, когда мне было 7 лет, а отца своего я никогда не видела. Бабушка мне говорила, что он погиб еще до моего рождения. И все, что у меня от него осталось это одно любительское фото.

 

 

Сейчас мне 22. Однажды возвращаясь с университета, я познакомилась с парнем, и мы начали с ним встречаться. Вместе нам было легко и казалось, что весь мир существует только для нас. Мы могли гулять часами по городу. Мечтали, строили планы, шутили и верили в наше безоблачное будущее.

Бабушке мой Андрей очень понравился, и я понравилась его маме. Она оказалась доброй женщиной, и приняла меня радушно. Андрей так же, как и я вырос без отца, и так же родился после его смерти. Порой мне казалось, что это драматичное совпадение сближало нас еще больше. Андрей сделал мне предложение, и я его приняла. Пожениться решили летом, после того как закончим четвертый курс. Я выбирала свадебное платье, туфли и фату, ожидая того дня, когда буду самой красивой невестой, совершенно не подозревая о предстоящих событиях.

В тот вечер Андрей был у меня, мы пили чай. Затем он попросил показать мои детские фотографии. Я принесла старый альбом с нашими семейными фото, среди которых была фотография с папой. Он шутил, рассматривая меня маленькую, а когда увидел папино фото, то вдруг как-то весь напрягся и застыл.

— Это кто? — не отводя взгляд от изображения спросил Андрей.

— Мой отец, но я его не знаю, он умер, давно, еще до того, как я...

Андрей бледнел на глазах, я оборвала фразу на середине и почему-то дотронулась до его лба.

— С тобой все нормально? Ты выглядишь как-то не очень. Что случилось?

— Нормально.

Андрей встал, пометался по комнате, как будто пытался догнать какую-то из своих мыслей.

— Не может быть, — глядя мне прямо в глаза наконец произнес он, — этого не может быть!

— Что не может быть? Ты можешь мне нормально рассказать? — мое удивление возрастало.

— Его зовут Николай? — голос Андрея выражал явное напряжение.

— Да, Николай. И я Николаевна.

— А фамилия его как? — допрашивался Андрей

— Ой, а я не знаю, у меня фамилия мамина, — смутилась я.

— Они с папой не были расписаны, не успели. — в моем ответе звучало оправдание. Но про себя я отметила: и как это мне самой никогда не приходило в голову спросить папину фамилию.

— Оля, — Андрей взял меня за плечи, — это мой отец.

— Как?

— Вот так. Я Николаевич, а человек на том фото мой папа. Они с мамой были женаты. У нас много его фотографий и такая тоже есть.

— То есть ты мой брат?

Какое-то время мы смотрели друг на друга, пытаясь уложить в свой мозг не укладываемое.

— Нет, здесь, что-то не сходится, а если это не правда? Они не были с твоей мамой женаты, и возможно, он не твой отец? — первым молчание нарушил Андрей.

— Бабушка. Давай у нее все спросим. — предложила я.

Через мгновение мы стояли перед бабушкой с вопросительным взглядом, пытаясь выяснить что-то новое.

— Да, Оленька, это твой папа, — возвращая фото произнесла она, — а что собственно случилось?

— Это мой отец, — Андрей кивнул на фотографию, затем медленно взял куртку и вышел из квартиры.

— Господи, — произнесла бабушка, закрывая лицо руками.

— Если ты что-то знаешь, пожалуйста, скажи мне, — попросила я.

— Нет, дорогая, больше ничего не знаю. Кроме того, что твоя мама его любила. Но он был женат. Она говорила, что это ненадолго. Рассказывала, что у него в семье не ладится, и теперь, когда она беременна, он точно разведется. Но я видела, как твоя мама переживает. А затем позвонил его друг. Он сообщил ей, что Николая больше нет. Мама хотела поехать на похороны, но внезапно ей стало плохо и ее забрали в больницу. Почти весь срок она пролежала на сохранении. А затем родилась ты.

Бабушка немного помолчала и зачем-то добавила:

— Она тебя очень любила, ты была единственным, что напоминало ей о нем. И отец твой — он был хорошим человеком.

Всю неделю Андрей избегал меня. Он не звонил, не приходил, и даже, когда я сама написала ему, отвечать не хотел. А затем пришла Антонина Семеновна, его мама. Выглядела она очень растерянной.

— Мне нужно поговорить с Олей, — прозвучал настойчиво ее голос.

Бабушка удивилась ее появлению, тем не менее распахнула дверь шире, позволяя женщине пройти внутрь.

— Андрей домой не приходит уже третий день, — начала она, расстегивая плащ в прихожей.

— Так, я тоже его не видела уже неделю, — торопливо последовал мой ответ.

— Я знаю о последнем вашем разговоре… о Николае. Можно я присяду. Нам нужно поговорить.

— Конечно, — я указала на диван в гостиной.

Ее слова и подавленный вид привели меня в замешательство. Но зато появилась надежда узнать хоть что-то про папу. Мы прошли в комнату. Присев на краешек дивана мама Андрея не спеша стала рассказывать:

— Мы с Николаем прожили вместе три года, а потом наши отношения как-то сами собой начали портиться. Я знала, что он встречается с какой-то женщиной, теперь вот понимаю, что это была твоя мама.

Она замолчала, а я опустила голову.

— Нет-нет, я не обвиняю ни в чем твою маму. Я сама перед вами виновата. За неделю до того, как Николай погиб у нас с ним был разговор. Он во всем мне признался… ну, что твоя мама ждала от него ребенка. Он сказал, что хочет со мной развестись. Но я тоже была беременна, Андреем. Я сказала ему об этом, и сказала, что развода ему не дам. А затем попросила съездить в деревню к моей маме забрать у нее детскую кроватку племянника. Он уже вырос и теперь эта кроватка нужна для Андрюши. В следующий выходной по дороге к моей маме Николай попал в аварию…

Видно было, как каждое слово ей дается с трудом. Она делала частые паузы, останавливаясь и вглядываясь в наши с бабушкой лица. Серые усталые глаза немолодой уже женщины были влажными, а по щеке потекла слезинка. Быстрым движением она смахнула слезу, тяжело вздохнув, продолжила:

— Я всю жизнь чувствовала себя виноватой в его смерти. Если бы не эта поездка... если бы я тогда не настаивала так на ней — он был бы жив… Мне казалось, что хлопоты о нашем малыше отвлекут его от другой женщины и он вернется в семью.

Я смотрела ей в лицо и не могла понять зачем она все это мне говорит. Что это позднее раскаянье или она хочет исповедоваться?

— Оленька, Андрей тебя любит.

Я опустила глаза. А она продолжила:

— Он не хочет со мной разговаривать, я звоню ему, но он не берет трубку. Может быть ты знаешь где он может быть. Пойми меня, я же мать… я переживаю за него…

— Антонина Семеновна, — начала резко я, — он не хочет разговаривать со мной. Уже неделю. Он, когда узнал, что мы брат и сестра ушел. Больше я его не видела.

— Оленька, я хочу счастья своему сыну. Он сам не свой и я боюсь за него. Я хотела ему все рассказать, но сначала не могла решиться, а потом он ушел из дома…

Антонина Семеновна сделала паузу, затем пристально посмотрев мне в лицо, молвила:

— Оля, ты любишь Андрея?

— Что?

— Скажи, ты любишь моего сына? — повторила она.

А ведь действительно эту последнюю неделю я так усердно гнала мысли об Андрее и о нашем с ним будущем, что совсем забыла о своих чувствах. В душе была пустота, боль и отчаянье. Но я его любила, любила всем сердцем. И если бы кто-то только мог мне сказать, что все то, что произошло неделю назад было всего лишь дурным сном, и, что мне пора уже проснуться, я бы была самой счастливой на свете.

— Люблю, — задыхаясь от горечи, едва удалось мне выдавить из себя, — очень люблю.

Слезы ручьем потекли из глаз, всхлипывая я стала размазывать их по лицу. Антонина Семеновна вытянула из кармана носовой платок и протянула его мне. Затем немного помолчав и усмирив свою нерешительность, она произнесла:

— Андрей — не твой брат.

— Что? — мне показалось, что я ослышалась, показалось, что мой мозг сыграл со мной злую шутку, выдавая желаемое за действительное.

— Николай — не отец Андрея…

Антонина Семеновна снова сделала паузу. Ох уж эти паузы. Ну что же она томит душу. Как будто специально держит напряжение. Быстрее бы все уже рассказала. К черту ее деликатность и желание подобрать нужные слова.

— Когда с Николаем у нас все разладилось, я познакомилась с мужчиной. Мы встречались, и я забеременела от него. Но как только он узнал об этом, то бросил меня. И я испугалась. Я боялась остаться одна с ребенком, поэтому решила вернуть Николая. Я не отпустила его… Я виновата в его смерти, я виновата перед тобой, перед твоей мамой, а сейчас я не хочу быть виноватой еще и перед своим сыном, поэтому пришла рассказать правду.

— Так значит нам можно пожениться, — мне трудно было поверить в услышанное.

— Оленька, конечно можно, — Антонина Семеновна обняла меня по-родительски, — только я не знаю, как сказать об этом Андрею. И где его искать?

— Мы позвоним его одногруппнику, Женьке, может он знает, — быстро сообразила я, — теперь-то он точно захочет со мной поговорить. Мне есть, что рассказать ему. Нам с Вами есть, что рассказать ему.

Я понимаю насколько трудно Антонине Семеновне было признаться в том, что произошло на самом деле тогда. Ведь она хранила эту тайну больше двадцати лет. И я очень благодарна ей за смелость и искренность. Сейчас у нас все хорошо. Печальные события позади, в прошлом месяце мы с Андреем поженились. Я была самой красивой невестой. И самой счастливой!

Комментарии  

# Утренняя роса 22.07.2018 08:19
Оленька, я очень рада за вас. Совет да любовь вам!
Ответить
# Люда 27.07.2018 15:17
Хорошо, что мама Андрея нашла в себе силы признаться. Не легко ей было это сделать.
Ответить
# Люда 25.03.2019 19:58
Какая удивительная история! И описано всё с литературным талантом! Где только этот сайт находит таких авторов? - Что ни история - то художественное произведение! Браво администрации сайта!
Ответить

Добавить комментарий

Дорогие друзья, будьте вежливы, оставляя комментарии помните, что словом можно ранить человека, а можно возродить жизнь.

Защитный код
Обновить