Лавочка в парке

05.02.2018, Greta

Я прожила сложную жизнь. И такой моя судьба была определена с самого первого дня моего существования. Но обо всем по порядку. Своих родных родителей я никогда не видела. Меня нашли в парке на лавочке, закрученную в старое одеяло, абсолютно голенькую. Тот кто это сделал не удосужился подстелить даже пеленочку. Ранним утром, когда солнечные лучи едва коснулись верхушек деревьев, а желтые листья, впитав ночную влагу, источали тонкий аромат осенней грусти, наполняя воздух романтикой, я зашевелилась и пронзила пространство своим криком. На счастье, рядом проходила женщина, быстро следуя на работу и размышляя над своей судьбой. Что, впрочем, нисколько не помешало ей услышать меня. Говорят, что от роду мне было тогда всего несколько часов — я родилась ночью.

 

 

Меня определили в дом малютки. А та женщина не смогла спокойно выдержать человеческую жестокость, которую она узрела в лице моих родителей. Ее сердце сжалось от боли, и она стала мне мамой. Своих детей они с мужем не имели, но были достаточно обеспеченными. Я росла в заботе, тепле и уюте. Правда не долго. Когда мне было 5 лет, она умерла, а мой приемный отец запил. И я попала в детский дом на долгих 9 лет.

Мне было 14, когда снова в моей жизни появился отец. Он смотрел на меня больным и измученным взглядом, а я готовила ему суп и кормила с ложечки. Отец умирал. В нашем доме жила чужая женщина — его вторая жена, злая и хитрая. Большую часть работы по дому приходилось делать мне. Иногда казалось, что я нужна там только в качестве обслуги. Закончив школу, я пошла учиться в училище, чтобы получить профессию, понимая, что большего образования мне не светит. Я старалась учиться и получала стипендию, но дома она вся отбиралась. Мне оставляли лишь немного мелочи на проезд. На занятиях я голодала — не было денег даже на пирожок.

В один из осенних дней отца не стало. Вечером, сразу же после похорон, его жена, тряся документами на квартиру перед моим носом, выгнала меня из дома, позволив взять с собой лишь свои личные вещи, которые все смогли поместиться в один пакет. Я снова встречала утро в парке на лавочке. Запах осени вторил моему горю, обиде, грусти и тоске, а желтые листья понимающе шелестели у ног.

В училище мне дали комнату в общежитии, вернее койко-место. По окончанию учебы я пошла работать на завод. Затем познакомилась с парнем, мы начали встречаться. Решили жить вместе — и я переехала к нему. Он говорил о будущем — и я верила. Он говорил, что мы поженимся — и я мечтала о свадьбе. Но на свадьбу нужно было насобирать денег. Начали собирать. Все деньги я отдавала в общую копилку, оставляя себе, как и раньше, лишь мелочь на проезд. Экономила на одежде и других личных потребностях. Все для нашего общего будущего. Так прошло 8 лет. За это время мы сделали ремонт в квартире, купили мебель и новую бытовую технику, но так и не поженились.

Однажды вернувшись домой со второй смены, я застала моего возлюбленного в постели с белобрысой девицей. Она даже не удосужилась встать. А он, человек, которому я безгранично верила, кому хотела подарить все свою жизнь до последнего дыхания, с кем делила ложе столько лет, просто вышвырнул мои скромные вещи за дверь и отобрал у меня ключи. Я не была в квартире прописана, и когда он захлопнул дверь, осталась без крыши над головой. Не имея денег, с одним пакетом потрепанной одежды, в третий раз я оказалась на лавочке в парке. Проплакала до утра, а когда лучи осеннего солнца озарили пожелтевшие листья на асфальте — стала искать новый дом.

В общежитие обратно меня не брали, ведь оттуда я ушла. Снять жилье не было денег. Выручили подружки. Они снимали на двоих однокомнатную квартиру. Комната и кухня в ней были маленькими, а вот прихожая просторная. Там стояло раскладывающееся старенькое кресло — туда меня и пустили.

Я не могу выразить словами какую боль и обиду я чувствовала. Мой разум отказывался принять предательство близкого человека, а надежда не отпускала мое сознание. Через несколько дней смирение взяло верх и отчаянье подчинило мою волю. Я не говорила, не ела и, казалось, даже не думала. А затем узнала, что беременна. Мой бывший, который клялся мне в любви, говорил о свадьбе и обещал безоблачное будущее, ничего о ребенке и слышать не хотел — он отбывал отдыхать на Юг со своей белобрысой.

Без денег, без собственной крыши над головой, имея лишь несколько старых вещиц и временное пристанище в углу чужой прихожей я пошла на аборт. В моей душе поселилась пустота и недоверие. А еще я стала бесплодной.

Шли годы в моей жизни была лишь работа, съемное жилье и несколько подруг. Много лет я училась доверять мужчинам. И вот, наконец, встретила его: доброго, внимательного и заботливого. Он переехал в наш город с пригорода после развода — жена ушла к другому. Был школьным учителем, но из-за зарплаты работал не по специальности. Мы сняли общую квартиру, и стали жить вместе. С ним я впервые почувствовала себя кому-то нужной, не для чего-то, а просто так, просто потому что я есть. Он познакомил меня с родителями, и по выходным мы ездили к ним в деревню. Мое сердце оттаяло, и я снова начала доверять. Мне казалось, что у меня есть семья, семья которую я так хотела, но которая от меня всегда ускользала.

Видно карма преследует меня, а судьба неизменно преподносит одни и те же сюрпризы. Однажды я не доработала смену — заболела и ушла домой раньше… В общем, я вернулась с работы, а в нашей постели моя подруга. Подруга, которой я доверяла, с которой мы прежде делили кров и хлеб, которая знала обо всех моих бедах, которая с неподдельной радостью помогала перевозить мне вещи к любимому, которая произносила тост за наше с ним счастье, взяла это счастье и разрушила. Мой добрый, внимательный и заботливый ушел к ней…

Теперь я не верила не только мужчинам, но и подругам. Снимать целую квартиру для меня было дорого, я нашла комнату по сходной цене у одной старушки. Бабушка была доброй и добираться до работы было недалеко. К сожалению, прожила я там недолго. Через год старушка умерла, а родственники, решив жить сами в квартире, попросили меня съехать.

Была осень, нежные и все еще теплые лучи пронизывали парк золотистыми стрелами и подмигивали желтым листьям. Мое грустное пристанище — лавочка в парке, как будто ожидая меня в очередной раз, оставалась никем не занята. Я прихожу сюда, когда мне плохо, словно домой. Запах осеннего воздуха окутывает меня с нежностью по-родительски, а затем я живу дальше…

Этой осенью мне посчастливилось получить комнату в общежитии. Не большую, но зато отдельную. Я живу здесь одна. Мне давно уже за 40, а у меня ни семьи, ни детей, ни подруг. Нет даже кошки — в общежитии нельзя их держать...

Комментарии  

# Елена Сергеевна 10.02.2018 11:31
Это преступление с Вашей стороны работать на заводе. Вся жизнь - сплошные несчастья, а Вы о них так красиво пишете. У Вас талант, детка! Вам книжки нужно писать, а не на заводе работать.
Ответить
# Света 07.03.2018 21:37
Ничего подобного не слышала. У Вас просто огромнейшая любовь к жизни. Менее сильный человек, наверное, уже наложил бы на себя руки. Мне хочется, чтоб у Вас все наладилось и судьба, наконец, Вам улыбнулась.
Ответить

Добавить комментарий

Дорогие друзья, будьте вежливы, оставляя комментарии помните, что словом можно ранить человека, а можно возродить жизнь.

Защитный код
Обновить