Прости меня, моя Синеглазка

09.12.2018, Матвей

Далекие юношеские годы словно ветер промчались сквозь мою жизнь. И теперь, спустя четыре десятилетия, воспоминания о давно произошедших событиях все чаще и чаще тяжелой грустью подчиняют мои мысли. Да и что удивляться — ведь тогда, сам того не понимая, я был самым счастливым. За свою долгую жизнь мне многого удалось добиться: любимая работа, престижная должность, зарубежные командировки. Построил дом, всегда имел последнюю модель автомобиля, пользовался успехом у женщин и даже дважды был женат. В общем все как положено по статусу, но только счастья это не принесло.

 

 

Недавно волей случая мне довелось побывать в городе моей юности, пройтись по знакомым улицам, заглянуть в знакомый парк и постоять у старого фонтана. Именно здесь много лет назад я встретил ее.

...Летнее солнышко клонилось к закату. У фонтана сидела рыжеволосая девушка, и размазывая тушь по щекам вытирала слезы. Я присел рядом, протягивая ей платок. Девушка взмахнула длинными ресницами и подняла на меня свои васильковые глаза. От этого взмаха ресниц я полетел как на крыльях. Это была любовь с первой встречи наших глаз.

— Нет беды, которую удача не победит, — не задумываясь, произнес я.

— Есть беда. Я в институт не поступила, — рыдала девушка.

— Ну какая же это беда? Поступишь на следующий год, — я заглядывал ей в заплаканное лицо, не переставая восхищаться необычной красотой, пленившей меня в одно мгновение.

Ветер нежно играл ее рыжими кудрями, лучи золотистого солнца гладили ей голову, а в глубоких синих глазах я просто готов был утонуть.

Мы познакомились. Ее звали Ритой, но я сказал, что для меня она будет Рыжеволосой Синеглазкой. Рита была отличницей, на экзаменах она не добрала один бал для поступления, и теперь боялась идти домой к родителям с такой новостью.

С того дня мы начали встречаться. Два года, полные восторга, длились наши отношения. А затем я закончил институт, и мне нужно было уезжать по распределению, а Рита перешла на второй курс. Мы планировали в ближайший год пожениться, и моя любимая собиралась перевестись на заочное, чтобы переехать ко мне. Ну, а пока осваиваться в новом городе я поехал сам. Мы писали друг другу письма почти через день, раз в неделю я звонил ей, и дважды в месяц ездил к ней на выходные. Так было первые полгода.

Разлука стала для меня настоящим испытанием. И я увлекся другой девушкой, дочерью моего начальника. Сначала это было похоже на игру, но с каждым днем мы становились все ближе. И однажды Лера заявила, что беременна. Мой начальник — человек решительный и грозный. Но он дал мне возможность загладить вину и все исправить. Мы с Лерой поженились, и переехали жить в новенькую двушку, заботливо выбитой моим тестем на производстве для любимой дочери.

Писать я Рите перестал, впрочем, как и звонить. Возможно она еще присылала мне письма какое-то время на старый адрес, но тогда все так закрутилось, что я не смог с ней даже объясниться. Хотя думаю в последнее время Рита заметила мою холодность и нерегулярность в письмах. Искать не стала. И я тогда, казалось, перевернул эту страницу своей жизни.

Ребенка у нас с Лерой так и не получилось. Беременность она выдумала, затем выдумала выкидыш. Затем жизнь не ладилась, и я хотел развестись — и снова ложь о беременности. Я жалел ее, а она манипулировала мной. Через пять лет семейной жизни я узнал, что Лера не может иметь детей и никогда не могла. А через два года она ушла сама, встретив другого. Тесть, чувствуя вину за дочь, позволил моей карьере состоятся.

Я долго боялся повторного брака, затем женился во второй раз. Мне было 47, а ей 28. Наша семья просуществовала менее года. А после была только работа и встречи по выходным.

Я все больше задумывался о бессмысленно прожитой жизни — без семьи, без детей. И когда оказался в городе юности, то ноги сами понесли меня в дом моей первой любви. Я стоял у двери, затаив дыхание, также, как и много лет назад, когда впервые пришел к Рите, ожидая увидеть неожиданное. Но то, что произошло я даже предположить не мог.

Дверь открыла Рыжеволосая Синеглазка, моя Рыжеволосая Синеглазка, такая же, как и тогда 41 год назад, когда я последний раз ее видел.

— Рита? — едва выдавил я из себя.

— Бабушка сейчас придет, она в магазин пошла, — ответила девушка, взмахнув длинными ресницами.

— Бабушка? — Голова закружилась, в груди заныло, видно выглядел я уж очень неважно, и девушка помогла мне войти в квартиру, присесть в кресло.

Минут через 10 пришла Рита. Я поднялся с кресла, сделал ей шаг навстречу. Боль пронзила мое тело и почему-то стало темно…

…Яркий свет больничной палаты резал глаза.

— Ну наконец-то, а то мы уже испугалась. У тебя был сердечный приступ, но теперь все позади, ты поправишься, — прозвучал ласковый голос из далекой юности.

Рита просидела возле меня всю ночь. Она смотрела на меня синими глазами, нежно взмахивая ресницами. А я любовался ее все так же необычной красотой и переливами волнистых, но уже седых волос. Мы говорили обо всем. Я рассказывал ей о своей жизни. А она… А она рассказала мне то, о чем я и подумать не мог. Оказывается, юная Рыжеволосая Синеглазка — моя внучка. А ее отец — мой родной сын. Рита забеременела, когда я приезжал к ней последний раз.

Мне было стыдно, что я тогда ее бросил, и больно за ее обиду. Мне хотелось плакать и хотелось иметь семью, настоящую семью, которой у меня никогда не было из-за моей юношеской глупости. А Рита… Рита сказала, что не держит на меня зла, она так сильно меня любила, что даже не смогла разозлиться; что простила и всегда желала мне только хорошее; и что она оказалась счастливее меня: у нее есть сын и есть внучка. Рита взяла с меня слово, что они никогда не узнают, кто я на самом деле. Я молчаливо кивнул.

Через неделю меня выписали. Мы стояли на перроне, сжавшись от осенней сырости. Последние минуты тянулись долго. Разговор не получался.

— Я приеду, — наконец мне удалось нарушить тишину.

Рита молчаливо покачала головой. Поезд тронулся, и я шагнул в вагон.

— Ну тогда ты ко мне?

— Прощай навсегда, — прочитал я по ее губам. Маленькая фигура Синеглазки все быстрей отдалялась и наконец скрылась из виду.

Я приехал в свой пустой дом, где повисло в воздухе одиночество. Где никогда не было детского смеха и семейных праздников. В дом, порог которого никогда не переступят мои сын и внучка. Где пройдут мои последние годы все такой же бессмысленной жизни. Прости меня, моя Синеглазка.

Комментарии  

# Маришка 04.03.2019 21:11
Да, нельзя прожить жизнь только в своё удовольствие и ждать в старости любви и заботы детей и внуков.
Ответить
# Вика 15.03.2019 09:56
Нужно составить завещание на внучку, чтоб хоть как-то оставить след в жизни своих потомков.
Ответить
# Люда 21.03.2019 14:46
Нужно ещё и ещё ездить к ней и просить прщеня, и может быть она простит и пустит снова в свою жизнь.
Ответить

Добавить комментарий

Дорогие друзья, будьте вежливы, оставляя комментарии помните, что словом можно ранить человека, а можно возродить жизнь.

Защитный код
Обновить